Вход · Регистрация
Подписка · RSS
Есть такая профессия – служение Искусству
14.08.2014


Для каждого из тех, чья профессия – искусство, дорога к сцене всегда своя. Сцена не терпит случайных людей, здесь выбор профессии – раз и навсегда. Сцена не отпускает – требует полной самоотдачи, она снится, она зовет. Ее боятся и – боготворят. Другое измерение: завораживающая атмосфера, неповторимый запах кулис.

Свои законы, свой нерв, свой градус. Здесь минутная пауза может показаться вечностью, а два часа действия пролетят мгновенно. Это целый мир – радостный, яркий, неповторимый. Мир, где живет искусство. Пьянящая свобода творчества… Твой талант востребован людьми, и ты вновь и вновь выходишь на подмостки – чтобы увидеть сверкающие глаза зрителей, почувствовать дыхание зала, услышать аплодисменты.

Среди тех, кто снискал признательность и уважение зрителей и коллег, кто долгие годы – без малого три десятка лет – остается верен профессии, Сургутнефтегазу, родному Сургуту, – Татьяна Евгеньевна Свиридова, главный режиссер дворца искусств «Нефтяник». Она и выросла-то «при дворце» – Дворце культуры строителей в старинном белорусском городе Витебске. ДК стоял буквально в двухстах метрах от дома, где жила их семья. То ли эта близость притягивала, то ли какие-то особые родовые гены, только сюда после работы влекло и старшее поколение семьи, и родителей маленькой Тани, а потом и ее саму. Уже в пятом классе она играла в спектаклях дворцового театра и, конечно же, мечтала стать артисткой.

Однако незадолго до окончания школы режиссер, ставивший спектакли театрального коллектива, посоветовал: поступай, Танюша, на режиссуру, в Ленинградский институт культуры. Убедил. И Татьяна, преодолев немалый конкурс в этот престижный вуз Северной столицы, стала студенткой, на целых четыре года приобщившись к миру высокой классической культуры удивительного города.

Театры, музеи, библиотеки раскрыли свои сокровищницы для девушки, жадно впитывавшей их богатства. И ни одно студенческое лето Татьяны не обошлось без стройотрядов – тогда комсомол поднимал Нечерноземье, а это срединная Россия – 23 области и 6 республик. Именно в те лета наша героиня узнала и народную культуру огромной страны.

При каждом ССО тогда создавались и концертные бригады. Разве могла Татьяна остаться в стороне от такого увлекательного дела?! Они выступали в сельских клубах, где порой даже электричества не было, и студенты работали на сцене «живьем», чаще всего – под баян. Записывали на магнитофон старинные распевы, плачи, сказания, частушки, а потом, вернувшись в Ленинград, воспроизводили фольклор уже в стенах института.

При распределении у Тани было на выбор два города – Магадан и Сургут, куда был заявлен конкретно «режиссер массовых праздников» и стояла маленькая приписочка: «Предоставляется квартира».
Предложение настолько заманчивое, что отказаться от него было невозможно.
И она выбрала, конечно же, Сургут – еще и по романтическим соображениям: молодежь той поры стремилась строить БАМ, покорять Север.

В Сургут Таня приехала в августе восемьдесят второго, на исходе жаркого и стремительно короткого северного лета. Еще повсюду на улицах мелькали форменные куртки стройотрядовцев, и молодые лица составляли подавляющее большинство населения города – этот факт, да еще в сравнении с Ленинградом, просто сразил Татьяну.

И она сразу и бесповоротно влюбилась в Сургут: за открытый характер и дружелюбие, за воспитанное им позднее чувство собственного достоинства и отсутствие комплексов перед окружающим миром, за динамичный, схожий с большими городами страны, стиль жизни. Это чувство укрепил и первый День нефтяника и газовика, который состоялся уже при ее участии. Впрочем, обо всем по порядку…
Городской дом культуры, который посылал заявку в Ленинградский институт, к тому времени благополучно сгорел, и дипломированному режиссеру массовых праздников в отделе культуры Сургута предложили… уехать в Тюмень.

– Не может быть и речи ни о каком другом городе, кроме Сургута! – категорично заявила Татьяна. Улыбнувшись молодой настойчивости, Надежда Жукова, и.о.завотделом, вспомнила:
– Да ведь у нас ДИ «Нефтяник» ищет как раз такого специалиста!
И действительно, тогдашний директор «Нефтяника» Альбина Дулова безмерно обрадовалась молодому режиссеру. Татьяну устроили в общежитие Сургутнефтегаза – дали койко-место вместо обещанной квартиры, и девушка с упоением погрузилась в создание праздника – первого, настоящего, собственноручно устроенного праздника в ее жизни.

Она до сих пор помнит тот сентябрьский выходной. Вышла на подмостки сколоченной из свежих сосновых досок сцены – и в глазах потемнело: толпы народа – весь город! – заполнили пространство прилегающих улиц до самой кромки парка. И все лица, все глаза устремлены на нее: что же она сейчас скажет такое, что должно вызвать отклик в сердцах этих людей?

Концертные выступления шли почти беспрерывно: в «Нефтянике» уже были созданы замечательные творческие коллективы, такие как «Юность Сибири», «Былина», появились прекрасные солисты.
А вечером согласно написанному ею сценарию состоялось ...факельное шествие. Молодые нефтяники в касках, с пылающим огнем в руках прошли по улицам, скандируя – что именно? Да неважно – что-то вроде: «Нам нет преград – ни в море, ни на суше!..».

Праздник удался, о нем говорили в городе, а в сердце молодого режиссера поселилась радость. Она написала письмо родным в Витебск: «Я просто счастлива!», обзвонила однокурсников: «Сургут – лучший город Земли! Приезжайте – работы хватит всем!».

И ничто не могло омрачить этой радости, никакие пустяки вроде сильных морозов или затяжных дождей, отсутствия костюмов или другого реквизита. В составе агитбригады «Пульс» они ездили, летали – добирались до буровых, нефтепромыслов, вагон-городков, где благодарные зрители – усталые, замерзшие, напряженные после трудового дня, но всегда радушные и внимательные к артистам – на бис принимали любое выступление.

Во Дворце Татьяна пропадала с утра до ночи, а нередко – и с ночи до утра: общежитие в одиннадцать вечера закрывали, но в это время все еще продолжались репетиции, встречи, обсуждения сценариев. Ведь все приходили в ДИ после рабочего дня. Все было впервые: первый конкурс КВН, Клуб полуночников, безалкогольные свадьбы в молодежном клубе «Ермак», первая оперетта, первые конкурсы «Мисс Сургута » и «Сургутская толстушечка», первые дворовые клубы для детей микрорайона нефтяников…

Все проекты воспринимались нефтяниками «на ура» – многие из них были созданы Татьяной Свиридовой. Много лет живет конкурс «Чудо-чадо из детсада» – сейчас он поменял название на «Чудо-чадо Сургутнефтегаза», клубы «Старые друзья», «Мелодии минувших лет». Сердце любого деятеля культуры согреет такая биография.

Дворец искусств «Нефтяник» – цех культуры Сургутнефтегаза – работал рука об руку с парткомом, профсоюзом, с общественными организациями: комсомолом, советом молодых специалистов, советом ветеранов (был такой клуб – «Землянка»), женсоветом, позднее – с благотворительным обществом «Забота», молодежным движением; нес не только развлекательную функцию, но и просветительскую.

Всем памятен Клуб элитарного кино, созданный по инициативе все той же беспокойной Татьяны Свиридовой. Немногочисленные, но горячие поклонники Тарковского и Феллини регулярно собирались в своем клубе несколько лет: вечера поэзии, диспуты… Однако всегда заботой режиссера было и остается проведение юбилейных торжеств и праздников предприятий Сургутнефтегаза, потому что главное – это люди, для которых и работает коллектив дворца искусств «Нефтяник».

Сегодня Татьяна Евгеньевна говорит о себе: «Я пропустила Север через себя, а Север – меня через себя». За эти почти что три десятка лет изменилось многое. Выросли дети Свиридовых – Евгений и Анна, как и мама – «при дворце»: играя и засыпая в его стенах. Неудивительно, что тяга к миру прекрасного, высокодуховного у них в крови: Анна учится в иконописной школе при Тобольской семинарии, ее иконы уже украшают храмы Ханты-Мансийска.

Евгений Свиридов, как и его дедушка, который играл в духовом оркестре, окончил музыкальную школу с отличием по классу фортепиано, собирался стать… актером. Но в конце концов избрал профессию нефтяника: учится в Санкт-Петербургском горном институте. Татьяна Евгеньевна теперь – главный режиссер дворца искусств «Нефтяник».

Времени на работу уходит много, и все-таки Свиридова признается, что для нее самое главное в жизни – это семья, а потом работа.
– Если ты способен достичь – или стремишься достигнуть – баланса между этими составляющими и получать удовольствие и от того и от другого, скорее всего, жизнь удалась! – полушутя-полусерьезно говорит она. – Дети – мои два крыла.

Этот баланс отражается и в отношении Татьяны Евгеньевны к современной молодежи:
– Они люди новой формации, воспринимающие жесткую хватку эпохи и равнодушие общества как естественные, совсем не страшные условия. И в то же время молодые легко откликаются на любовь, тепло, понимание.

И в отношении к окружающему миру:
– Меня привлекает такая сдержанная, скромная палитра северной природы, где прошла лучшая часть моей жизни. Особенно – ослепительно белые зимние просторы, высокое прозрачное небо, морозные фантазии на оконном стекле, искристый иней на деревьях.

Татьяна Евгеньевна ценит тонкость и глубину пушкинской поэтической строки. На ее взгляд, настало время возвращения к классической музыке, к серьезным размышлениям о роли искусства – люди «понаелись» всевозможных шоу. Ценит роскошь человеческого общения.
До сих пор переписывается-перезванивается с одноклассниками и однокурсниками:

– Какое это счастье – вновь вернуться в детство или юность, туда, где тебя любят и ждут! Какое обновление чувств!
Чувствуете, насколько полна жизнь этой замечательной женщины? Сделано много, исполнилось задуманное – однако время подведения итогов для нее еще не пришло.
Категория: Семья | Просмотров: 722 | Теги: День нефтяника, поколение семьи, Выбор профессии | Рейтинг: 5.0/1

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
▲ Наверх